Unreal l Ищем работников!

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Unreal l Ищем работников! > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — воскресенье, 20 января 2019 г.
Зарисовки Lilith Steel 07:31:32
***
Долгих три секунды
Длился наш мятеж
Все слова абсурдны
Шрам на сердце свеж.

***
Быть может, завтра встретимся,
а может рок не даст путей найти.
Все в этом мире временно.
И вам пора идти.

***
Нет, все честно, пополам:
Четверть вам, четверть нам,
Половина - богам.

***
Вверх по лестнице украдкой,
Как натянутая нить,
Я взбиралась без оглядки,
Чтобы горько полюбить.
Вниз несусь через ступеньку,
Спотыкаясь на бегу.
Попрощалась бы, да только
Вновь расстаться не смогу.




Категории: Мое, Бред
Не спится Сhamomile Tears 04:35:23
 Перечитала записи из дневника. Забавные.
Столько времени прошло вдали от тебя. Несколько раз я забывала тебя и вспоминала снова. Не знаю, что я чувствую: скучаю или просто любопытно, но хочется увидеть тебя. Ох, это будет скоро.
Нашла песни, которые напоминают мне о тебе и постоянно и очень зря их слушаю.
Разумная часть сознания очень хочет, чтобы это рано или поздно прошло. Неразумная - раствориться в тебе.
Мне так интересно, я обезумела, или ты вправду слушаешь последние добавленные мной песни, читаешь слова и добавляешь к себе песню, словно содержащую ответ на мой немой крик. Хаха, письменно звучит как бред сумасшедшего. Но эти постоянные совпадения, неужели их так много?
Хах. Тебе до меня нет никакого дела. И мне не обидно. Это просто моя фантазия справляется со скукой. Использует грязные методы, хех. С чего бы такая, как я, вообще могла тебе понравиться.
Чувствую замешательство.

Was really just a twinge
It wasn't much
I never meant
To get lost


Музыка Chevelle - Twinge
Позавчера — суббота, 19 января 2019 г.
- Расскажи мне, каким ты его видишь? -Я не знаю...Счастливым? Neverwhere 20:04:25
 В одном прекрасном лесном королевстве когда-то жил маленький мальчик. Он был эльфом и имел любящую семью. У него было всё, что нужно ребёнку, и всё своё беззаботное детство он провёл, исследуя лес, приручая всех местных животных от мала до велика, купаясь в реке и собирая прозрачные разноцветные камешки. Одно дерево даже разрешило ему построить в своих ветвях маленький уютный домик, в котором он хранил свои сокровища и рисунки, оставлял в кормушках еду для птиц и подвешивал на тканевых шнурках найденные сокровища. Они ловили своими гранями свет, и домик от этого заполнялся танцующими разноцветными огоньками. Малыш проводил там целые дни и был абсолютно счастлив, а вечером прибегал домой и обнимал маму, папу и старшего брата (хотя тот обнимашки не особо жаловал).
Со временем мальчик подрос и стал юношей, стройным, подтянутым и хорошо сложенным. Длинные волосы он убирал в хвост, а привыкшие к нему звери встречали его чуть ли не у самой кромки леса. Именно тогда и пришли первые изменения.
Конечно же, у него были друзья, такие же эльфы из города. И с ними он любил играть тоже. Но в этот раз всё было по-другому, потому что один из ребят прятал за собой рыжую кудрявую полуэльфийку. Низкорослая и чуть загорелая, с веснушчатым личиком и огромными зелёными глазами, она заставила парня оцепенеть и смотреть на неё до тех пор, пока друзья не потрясли его за плечо, отчаявшись дозваться. Молчаливая и тихая, девушка незаметно стала частью их компании. Когда она улыбалась, то все три друга чувствовали себя так, будто их пригрело само Солнце. Но эльфу понемногу стало не хватать просто приветствий и игр. Со временем он начал упорно сближаться с полукровкой и однажды привёл её в тот самый домик в гуще леса. Она была первой из всех окружающих его эльфов, кто увидел это убежище. С тех пор они много времени проводили вдвоём. Прошло несколько лет, и все четверо стали чудесными молодыми людьми. Один выбрал путь воина, другой стал магом. Эльф не мог решить, какое дело хочет изучить - ему нравились все профессии, даже искусство вора. Девушка, в которую он к тому времени был безнадёжно и полностью влюблён, открыла в себе дар целителя. Чтобы помочь ей, парень стал учеником инженера. Он мастерил удобные и необычные механизмы, значительно облегчающие жизнь не только полукровке, но и всем остальным жителям города. Его благодарили, он смущался, а она звонко смеялась и училась сражаться на лёгких мечах вместе с ним.
Они были самыми лучшими и близкими друзьями. И однажды, в особую ночь, эльф набрался смелости и признался рыжеволосой девушке в своих чувствах. Её лицо исказили печаль и боль. И парень узнал, что оба его друга не так давно сделали то же самое, а воин ещё и украл у его возлюбленной поцелуй. Эльф был разбит и растерян. Грустно улыбнувшись, полукровка оставила ему на прощание свои чувства, а наутро исчезла.
Друзья разошлись по разным дорогам, и потянулись долгие годы одиночества, поисков и тоски. Семья эльфа распалась, отец ушёл, а брат погиб в жестокой и неравной схватке. Теперь молодой мужчина заботился о матери и старался быть сильным ради неё. Брался за всю работу, что предлагали, и до изнеможения тренировался. Со временем боль утихла, и раны в его душе затянулись. Он нашёл новых друзей из разных рас, и они создали свой отряд, который путешествовал по миру и сражался со злом, помогая другим. Всё было хорошо, и эльф наконец-то снова был счастлив.
Но судьба, как известно, любительница бросить кости. Поэтому однажды парню до боли захотелось вернуться в свой домик на дереве, чтобы обо всём вспомнить. Именно там он и нашёл ту, которую не переставал любить всё это время. Её волосы побелели и были коротко обрезаны, на теле виднелись шрамы, но глаза остались такими же - яркими и бездонными. Единственным напоминанием о солнечной полуэльфийке. Теперь перед ним стояла вольная наёмница, которая умела не только лечить, но и убивать. Отбросив все сомнения, эльф счастливо улыбнулся и крепко обнял молодую женщину. Теперь он был уверен в том, что у них всё наладится. Она рассказала ему о том, что после этого путешествовала долгое время, была вместе с тем воином, затем с магом, но ни с кем ничего не вышло. И эльф, окрылённый мыслями о том, что он не упустит теперь свой шанс, поцеловал полукровку и предложил быть с ним, ибо он уверен в том, что сможет сделать её счастливой. Тепло улыбнувшись - совсем как в былые времена - девушка согласилась. Но узнав о том, что её мужчина сейчас стал частью дружной команды, полуэльфийка попросила никому о ней не рассказывать. Шло время, и о ней, конечно же, узнали. Но так ли это было важно? Эльф был нереально счастлив. Днём он спасал миры, отправляясь на опаснейшие задания, а вечером его неизменно ждала возлюбленная, с которой он проводил бессонные жаркие ночи.
Всё здорово, не правда ли? Но полукровка, бродя однажды по городу, заметила, как тесно общается с драконочкой-целител­ьницей её мужчина. Она знала, что является его другом и боевым товарищем, но не могла не заметить, с какой нежностью и любовью драконочка смотрит на эльфа. Полуэльфийка грустно улыбнулась. Пусть её возлюбленный и уверял её в том, что ему нужна только она одна, но картина создавалась совершенно иная. Хорошо ли, плохо ли, но эльф больше не нуждался ни в ней, ни в её любви. Даже если говорил об обратном. Даже если она любила его с момента самой первой встречи. Мысленно пожелав той девушке удачи, полукровка подхватила вещи, клинки и посох, и вновь отправилась в дальние страны, решив выбросить сердце и чувства куда-то за борт корабля. Быть может, однажды она вернётся снова. Быть может, её узнает под другим именем весь этот мир. А может, сегодня её позовут к себе звёзды, и она ответит согласием, навсегда оставив землю.
Hm Phillin 15:53:37
Тише. Если ты закроешь глаза, перестанешь дышать и перекроешь бит пульса. Ты услышишь как медленно вспорхнет бабочка, с цветка твоей едва распустившейся души. Подробнее…Ты чувствуешь кожей едва заметное колыхание воздуха из-под ее крыльев. Это последнее, что останется, когда лепестки твоей розы осыпятся и засохнут. В ней, этой маленькой бабочке, есть еще тонкая нить к жизни твоего цветка. Не дыша и не чувствуя, ты не в силах больше ее поймать, и отпустишь в полет куда-то в темноту. Время останавливает свое течение для тебя и взмахи кажутся такими тяжелыми. Ты еще видишь ее белые крылья, но никак не можешь остановить.
Из размытой темноты от слез протянется лапа. Кривая, как будто бы с черными когтями. Она схватит твою бабочку и тут же сожмет в кулак. Ты не услышишь больше ничего. Вся жизнь из тебя уйдет в тот момент, как ты потеряешь свою бабочку.
Тебе мерещится слабый смех и возникающая морда прямо над лицом. Все, что когда-то было бабочкой, пеплом осыплется тебе на грудь, обжигая кожу, создавая другой, опаляющий ледяную кожу, цветок.
Он вдохнет в твои приоткрытые губы слова, которых ты не услышишь. Вдохнет, впуская как младенцу воздух в еще не раскрывшиеся легкие, заставляя с криком изогнуться больное тело. Его лапа прижмется к твоей горящей огнем груди, заставляя все тело гореть. Ты полыхаешь пламенем, ты видишь, как все твое тело им охвачено и ты кричишь от боли, срывая тихий тонкий голос. А он лишь удержит тебя на месте, не давая подняться, задавит тебя булыжником к земле, пока ты бьешься в агонии, моля о скорейшем конце.
Он будет продолжать шептать тебе, пока ты умираешь так больно и долго, пытаясь избавиться от его тяжелой лапы, пытаясь выпутаться из его болезненной хватки. Пытаясь выжить. Но сквозь шумный поток бесконечных страшных мысли ты услышишь его. Услышишь раз, другой, пока не станешь слышать постоянно. Что он говорит тебе? "Живи" неустанно повторяет он и только сейчас ты увидишь, почему тебе так горячо. Его тяжелая лапа удерживает ускользающий свет, возвращая на место. Твое замерзшее тело пытается согреться, забыв, что такое тепло. "Живи. Пожалуйста. Живи" - его звериная страшная морда укорачивается и ты видишь в ней человека, страдающего вместе с тобой. Он нависает над тобой, руками удерживая то единственное, что еще заставляет быть тебя живым, реанимируя умирающее тело.
"Впусти его" - тихо зашепчет что-то внутри и ты услышишь треск. Треск замков, запрещающих тебе быть счастливым. Это больно. Очень больно. Сгорать мертвому существу, чтобы из его пепла поднялось живое.
-Живи, - в который раз услышишь ты из иссохших потрескавшихся губ. Сзади него померещится тот силуэт, что подошел к тебе. Он протянет руку к плечу человека рядом с тобой, смотря прямо в твои глаза с холодом и животным одиночеством. Ты поднимаешь дрожащую ладонь к едва влажной щеке над собой. Стоит твоим холодным пальцам коснуться, как силуэт сзади обратиться в дым и вернется туда, откуда пришел, отдавая тебе свой свет.
-Живи, - вторишь ты чужому голосу, унимая дрожь перерождения.

­­
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
Взято: В хорошем настроении он прищуривает один глаз, или мурлыкает кельтские колыбельные. радoсть мoя 09:45:41

нести свет сквозь бурю и мрак

­мармеладный единорог. 18 сентября 2018 г. 18:24:45 написала в своём дневнике ­Запах душистой полыни

Пью осадок с пригретых солнцем болот чтобы вылечить большого усталого Зверя внутри себя.
Чтобы снова вспыхнул перелив золотистых глаз и гром раскатистого рыка.
Липовым медом и маслом мажу старые раны, дышу карманными морями и лаской ветра.
Милый друг, проснись ~
­­

Источник: http://hungrywatchd­og.beon.ru/1-221-v-h­oroshem-nastroenii-o­n-prischurivaet-odin­-glaz-ili-murlykaet-­kel-tskie-kolybel-ny­e.zhtml

Категории: О наболевшем
пятница, 18 января 2019 г.
. Лицом к ветру 20:20:55

Я в ужасном месте. Это место - я.
Источник: http://hehehemazafa­ker.beon.ru/0-149-ja­-v-uzhasnom-meste-je­to-mesto-ja.zhtml
правда – это осколок льда decem 08:21:35
­Сприган. 17 января 2019 г. 19:29:48 написал в форуме "Просто общение"
decem
1. Арамея
2. Вьюга
3. О да, душа моя заперта на засов в тесной каморке тела и не может вырваться, чтобы навек покинуть берега угрюмого моря человеческих страстей, чтобы не видеть больше, как мерзостная свора забот и бед неумолимо преследует людские табуны, точно стада быстроногих серн, и загоняет их в непролазные топи да на крутые обрывы, которыми изобилует томительный путь земной. Но все равно, я не стану роптать. Дар жизни — что удар кинжала, и я мог бы залечить эту рану, наложив на себя руки, но поклялся не делать этого.
Когда все точки расставлены, жизнь теряет свою прелесть. Из нее уходит главная составляющая – тайна . Очарование бытия в непредсказуемости . Как порой прекрасна она может стать в нашей жизни . Инстинктивно мы всегда беремся за спонтанные решения не подумав , но если долго смотреть в бездну неизвестности , то в итоге и она на тебя посмотрит . " Арамея " похожа на девочку , что попала во вьюгу и холод что вынудил её выть , уже слился с воем вьюги . Извечный вопрос , что слилось во вьюге первым . Мороз что достиг бегающего ветра и уверенно зажал его в своих цепких руках или ветер что решил разыграть всех вокруг , одев на себя одеяние мороза . Ваша вьюга первоначальна , ветер что так отчаянно бежал , но так и не смог убежать от холодного дыхания позади . И теперь ваше тело сводит от холода , что подбивается с каждым месяцем . Этот холод в вас , как черствый родитель с именем " Жизнь " , заставляет вас себя постоянно испытывать . А ведь вы хотите свободного движения , уделить время приятным для вас вещам , пусть это будет писанина какого - то маленького рассказа , громкое общение с друзьями или путешествие , и любое другое проявление . Но стоит , только ослабить бдительность , забыться , оторваться ненадолго от земли и отдаться своим чувствам , как жизнь напоминает себя ударом хлыста , заставляя вернуться к земле . В вас есть что - то от Вьюги , но я вижу Вьюгу как маску , что нацепила ваша жизнь на себя . Вы же человек , кто пытается из нее вылезти . Арамея , что укутавшись идет в неизвестность несмотря на кусающийся холод , но тем дольше она идет в этой неизвестности , тем больше людей пропадают , что когда - то шагали вместе с ней . Всех их забирает буря событий , оставляя неприятный осадок пустоты в вас . Уже давно вам постоянно пытаются дать замечания , что вы как - то не так себя ведете . Для всех прошлых вы - плохой друг , ваше неведение своего будещего для других - слабость . Вы идете не по заданному плану близких - вы плохой ребенок . И все это встречается как острый холод в лицо , не понимать , почему именно вы стали козлом отпущения , с чего все взяли , что все это проходит мимо ваших ушей . Это точит в вас задаток злобы , порой непонятная дрожь в руке , заставляет вас только обмывать плохие мысли о том , что ваш дух ломается и ваша личность вместе с этим . Вечный мученик , что должен взять все на себя , вот как позиционирует вас жизнь . И мало кто интересуется о том , что если бы вьюга так часто не стучала в ваши окна и вас бы не мучали постоянными разговорами , вы хотели бы стать человеком , кто в мире и спокойствии с собой , укрыл бы всех своих под одним домом и наслаждался бы умеренной жизнью себе не противореча . Устойчивость , что так важна человеку , которого постоянно пытаются подкосить со всех сторон , только устойчивый дух , что как огонь не как не хочет быть погашенным , ведь только он превозмогает страх девушки , что пытается найти свой путь в холодных потоках ....
4. Дух Леса
5. Запах чая из каркаде
6. Темно зеленый
Источник: http://beon.ru/disc­ussion/14587-280-hor­oshii-staryi-dobryi-­read.shtml#88
четверг, 17 января 2019 г.
Бесит. chigurh в сообществе Объединенная зона безопасности 16:44:44
Это такое говно, что мне впервые за два года существования этого соо надо закрывать записи, чтобы вот внезапно никто не прочел.
Но ладно.

Есть две ситуации, которые раздражают меня сильнее, чем нововведения Винтова в конфе - это очередной поиск работы и горение по всем срокам.
Второе уже связано с этим стихийным срачом и что Кристина не уезжает уже полтора года и с сентября вообще перестала платить за квартиру и не особо изпт новую.

Категории: Бытовое
среда, 16 января 2019 г.
и я охуел просто хэтир 22:53:09
­Сприган. 16 января 2019 г. 22:24:14 написал в форуме "Просто общение"
хэтир
1. Дарин
2. Волна
3. Будь на то моя воля, я бы и вовсе предпочел быть сыном прожорливой, как смерч, акулы и кровожаднейшего тигра – тогда во мне было бы меньше злобы
Честь не криклива, доброта тиха, но слышен обычно голос злобы и греха . Бывает , что отторгая свою натуру по каким - то причином извне , чувствуешь как обретаешь крепкую кожу и клыки , все считают таких недалекими , зверьем , поэтому держатся от них подальше . Но от того , что практически никто не желает тратить время на таких , клыки тупеют , а за ними ты и вообще теряешь возможность что либо себе добыть . " Дарин " мне кажется личностью , что познала хищную сторону жизни , этот лик многоликого бога однозначно имеет лицо " несправедливости " . Встречаясь лицом к лицу с несправедливостью , дергая она тебя или твоих близких , нет противнее чувства , что это никак не исправить . Она оставляет свой след на долгое время , даже если у тебя получилось это исправить . " Дарин " это не раз преследовало , почти каждый раз когда она клала свою голову ради близких , но в итоге оказывалась пешкой , лишь средством достижения цели в чужой игре . Ваш навык это учиться , заимствовать и возвращать двухкратно то , что вам оставили . Вы учитесь на своих ошибках , оттачиваете в себе те же качества , что бы быть таким же палачом и это у вас я думаю получается если вы все цело пытаетесь отвергнуть в себе сентиментальность . Но суть личности не в его деяниях , а в истории что его побуждает что - либо делать , пытаясь занять себя , выпустить пар , Дарин лишь добровольно пытается выгнать себя из себя же , ведь это предрасположенность­ к мрачности , минуты слабости как и раньше заставляют вас пытаться быть циничней . Цинники всегда выигрывают в делах где учавствует хотя бы одна душа и скорее всего вы придерживаетесь такого же стиля , может не придавая этому ярлыков . Перековать себя возможно , но принять себя новой полностью , увы трудно . Вы мне кажетесь человеком , что очень хотел бы любить и сострадать , и это порой получается , но после минутной не долгой слабости , вас окутывает туман духовного одиночества , в нем вы чувствуете себя словно под теплейшим одьялом в самую холодную ночь.
Свой шкаф со скелетами у вас есть , но уж лучше он остается пылиться , разгребать и складывать все пережитое не для вас . Вы видите очевидные реалии и безусловно этим довольны , но как только отчаяние очередным дополнительным грузом падает на ваши плечи , вы начинаете вертеться , только бы себя не запустить . Вас тошнит от этого всего , уже забытые чувства от своих же омерзительных поступков , только иногда подбиваются к глотке , но почему - то вы считаете это единственным правильным решением . " Дарин " волна , что возвращает всю грязь обратно которая была кинута в воду . Люди , что могут пронести все в себе до конца так же редки как моряки попавшие в водоворот и выбравшиеся оттуда . Любой исход правилен , любая философия жизни оправдана . Бушующим волнам ведь что надо , в порыве штормов не выкинуть себя так далеко , что бы потом не иметь возможности вернуться в море ...
4. Гуль
5. Запах соли
6. Белый
Источник: http://beon.ru/disc­ussion/14587-280-hor­oshii-staryi-dobryi-­read.shtml#75
Берегите близких Azazel demon 18:26:57
<